Сайт Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

* Содержание Портала genmir.ru * Текущие новости

Концепция равного права – миф или реальность?

Поиск


В Google

В genmir.ru

Содержание некоторых тематических блоков:

* Доска Объявлений

* Текущие новости

* Критериальное

* Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

* Наша музыка

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

* Победители наших Конкурсов

* Правила

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса

Служебные страницы:

* Рассылки новостей ресурсов Геннадия Мира

* Погода и курс валют

* Пожертвования

* Ссылки

* Наши кнопки

* RSS - новости

* "Критериальность" в портале ВОЗ

* RSS Портала ВОЗ

* Статьи Г. Мира во Всероссийский Гражданский Конгресс и Civitas

1. Без чего не может быть демократии

* Право. Как преодолевается размытость права

* О справедливости как о критерии Права

* Право и его определения

* Пациент скорее жив, чем…, или каких ещё прав нет у нашего человек

* Политика как продажная девка экономики. Об истоках фашизма

2. Правовой ресурс и его источники

3. Равное право и гарантия прав человека

Давос, выборы президента и стабилизационный фонд

О демократических оценках по поводу решения Л. Алексеевой и Г. Сатарова

Кризис демократии и гражданственности

Демократия как идеальная форма правления обществом. Зачем нужна оппозиция

Проект Оппозиция

Как и чем СПС заразила Президента, «Единую Россию», все остальные партии и их лидеров

Миф о самостоятельности России или как наше правительство не может вырасти из детских трусиков

Мы отдали стабилизационный фонд мировому правительству

Чему подчиняются экономические теории

Право. Как преодолевается размытость права

Суть проблемы

Иллюзорность конкретности Права

Размытость Права

Какой критерий является главным в существе судебных дел

Извращение главного критерия и моральный аспект судебного разбирательства

Противопоставление притязаний

О несоблюдении основных принципов Права РФ

О введении международного Права

Главные выводы статьи

Суть проблемы

Самое удивительное в Праве – то, что оно само по себе, на основании только одних законов, не работает, в него необходимо вдохнуть жизнь. И эта процедура оживления осуществляется внесением в Право морально-нравственных принципов, совести (УПК РФ. Статья 17. Свобода оценки доказательств) и справедливости, без которых люди, осуществляющие Право, не могут его творить и о которых они стараются умалчивать. Однако, как незнание законов не освобождает от ответственности перед ними, так и умалчивание главенства совести и справедливости над схемами законов в нашем Праве не говорит о том, что их в нём нет. Было бы громадной ошибкой, рассуждая о Праве, считать, что мёртвая схема Кодексов, нормативных и подзаконных актов и прочих правовых документов – это и есть суть Права. При этом можно вообще потерять смысл Права, а ответ на вопрос «Зачем существует Право?» затушевать ответом: «Чтобы прокормить армию юристов и правоохранителей».

Право на то и существует, чтобы поддерживать в обществе на Земле Справедливость. И лучшего пути, чем через совесть людей, принимающих решения, для этого человечество пока не придумало.

В статье рассматривается достаточно сложный вопрос о парадоксе размытости смыслов Права как государственного института регулирования общественных отношений и государственного принуждения. Показывается, что данный парадокс разрешается только при наличии главной нравственной оценки (главного критерия) правового деяний. Показано, что такую оценку вынуждены вносить в правовой процесс инстанции, ведущие дело, и люди, входящие в эти инстанции.

Право, как показано в статье, в принципе не может быть осуществлено без внесения в правовые процедуры главных нравственных оценок людей, принимающих правовое решение. Его действие, оказывается, полностью подчиняется степени нравственности людей, регулирующих правовые отношения, в первую очередь, степени нравственности судей.

В статье указывается на главное дополнение формализованного Права неподдающимся формализации морально-нравственным «внутренним убеждением» судьи при вынесении судебного или иного решения. При этом «внутреннее убеждение» судей и прочих участников правовых процессов может опираться, в силу обстоятельств, на любой критерий в качестве главного критерия процесса, которым, как указывает нам Уголовно-процессуальный Кодекс, должна быть совесть[1]. В то время как согласно идее Права, главным его критерием с древних времён считается справедливость (О справедливости как о критерии Права).

Когда человек думает, что у всех права одинаковы перед законом, он сильно ошибается, потому что они одинаковы настолько, насколько разные судьи имеют одинаковое внутреннее убеждение, что, конечно, не так. Поэтому, если разным судьям дать в производство одно и то же дело, то приговоры по нему будут отличаться настолько, насколько судьи по-своему понимают совесть и справедливость в рамках законодательно разрешённого им «внутреннего убеждения». У одного она может быть, а у другого нет. Однако, как-то нелогично и некорректно делать отвод судей лишь на основании утверждения, что у них отсутствует совесть, в то время как она, согласно УПК должна быть обязательно. Совесть – категория сильно размытая, неопределённая в своём смысле.

Эта статья появилась в ответ на абсурдную ситуацию, когда оказалось, что множество дипломированных юристов, как молодых, так и не очень, вообще не понимают сути Права как регулятора общественных отношений, регулятора общественной психики. А их упование на формальную сторону дел приводит чаще всего не только к разрушению морально-нравственных норм в обществе, но и к самому печальному результату – к полной неадекватности в решениях, в частности, к неадекватности наказания степени содеянного.

Иллюзорность конкретности Права

Значений понятия права существует великое множество (Право и его определения).  Самые распространённые – права личности и Право как государственная институция принуждения. Права личности – это возможности её свободного волеизъявления и безвозмездное пользование ресурсами общества, или, по-другому, её свободы. Права личности – это та неограниченность поступков личности, которая в последнее время приобрела широкую трибуну в связи с принятием обществом цивилизованных стран гуманистических идеалов. Однако, провозглашение прав и свобод личности в Конституциях государств есть не более чем хитрая уловка, затуманивающая истинное положение дел с гражданскими свободами (Об этом см. ниже в настоящей статье).

Право, регулирующее правоотношения в государстве, как известно, появилось вместе с появлением государства и проявляется в виде конкретных государственных законов и норм, обязательных к исполнению гражданами этого государства.

Эти два вида права – права личности как её свободы и Право как государственная институция принуждения – противоречат друг другу в той части, что второе ограничивает первое своим конкретным проявлением. Например, существует и такое определение права личности: «ПРАВО – это внешняя свобода, предоставленная и ограниченная нормой» (Лекции по энциклопедия права Е.Н.Трубецкого). Норма в этом случае – это Право государственное.

И тем не менее, совокупность правовых законов не позволяет утверждать, что результат их действия всегда или по большей мере конкретно определён, рационален. И в этом проявляется один из главных парадоксов размытости нашего сознания и нашей логики, естественно нашедший отражение в государственной политике и государственном Праве.

Такая размытость смыслов Права часто делает права человека, в свою очередь, тоже неопределёнными, особенно в их границах и ограничениях, что побуждает некоторых людей пренебрегать определёнными границами прав человека и нарушать их. Именно поэтому гуманистические ценности часто трактуются вольно, эгоистически, а множество преступлений совершаются по наивности, с надеждой на то, что закон не доберётся до переступившего грань дозволенного формальным законом.

Действие Права в каждом конкретном случае, как известно, всегда проявляет противостояние двух или более сторон как объектов и субъектов права, каждый из которых имеет свой интерес в осуществлении законодательной процедуры и признания за ним правоты притязаний.

При рассмотрении Права необходимо всегда выделять сторону-законодателя, диктующую и трактующую законы и правовые нормы. Ею выступает само государство в лице его чиновников и судей, членов ветви законодательной власти, власти правоохранительной, то есть людей, принимающих решение в правовой сфере и в сфере своего круга обязанностей.

Субъект права – это стороны, открыто, публично выразившие заявление своих претензий на тот или иной спорный ресурс с целью владения и распоряжения этим ресурсом.

Объекты права – это правовая связь между субъектом права и правовым требованием как правовой ценностью.

Отсюда становится понятно, что является предметом  рассмотрения в спорных случаях? Это – любой ресурс, правовой, в том числе, которым может владеть субъект или объект, материальный или нематериальный, даже моральный (например, часто в суде рассматриваются дела по защите чести и достоинства). Например, уголовное право имеет непосредственное отношение, кроме материальных и иных видов ресурсов, к такому интересному ресурсу, как свобода. Уголовное наказание может нести в своём приговоре лишение свободы человека.

Размытость Права

Как явствует из анализа категории Права, эта категория является чрезвычайно размытой в своих смыслах[2], то есть неконкретной. Размытость любого понятия даёт возможность существовать ему в широком поле конкретных значений и принимать в каждом случае разное значение, определённое дополнительными условиями.

Поле категории Права отличается от поля многих других размытых понятий тем, что в нём нельзя заранее выделить участки с явным преобладанием конкретной, рациональной совокупности значений, над совокупностями размытых неконкретных значений. Для этого вводится так называемое прецедентное право, когда решение выносится по прецеденту, имеющего место быть раньше, для одного и того же вида дел.

Любое конкретное значение поля Права находится в результате действия определённых правовых процедур, которыми могут являться разрешённые законодательно операции, как, например, дознавательные, следственные, прокурорские, силовые, судебные и иные действия правоохранительных органов. Среди них судебные действия являются завершающими, утверждающими, имеющими значение закона данного государства. Вот почему судебная система является точной копией государственного режима. Последнее означает, что для конкретных условий рассмотрения дела по существу, в процессе состязательности сторон решение может быть найдено способом последовательного приближения к смыслу главной оценки сути этого дела, рассматриваемого с позиций такого понятия справедливости, которое принято в этом государстве.

Совокупность оценок (критериев) всех рассмотренных в судах государства дел даёт общее представление о главном критерии самого государства. Какова высшая идея судебного решения, такова идея государства. Вот почему суд является лицом государства. Неправедность и продажность суда говорит об одном – государство не может быть отнесено к цивилизованным. Мы специально делаем упор на государствах цивилизованного типа, то есть государствах, которые, так или иначе, следуют демократической идее правления.

Однако, чаще всего решение суда выносится на основе «внутреннего убеждения» судьи или судей (УПК РФ. Статья 17. Свобода оценки доказательств), ибо в силу размытости законов Права внутреннее убеждение судей (нравственное, моральное, этическое) является последним законным фактором и последним разрешённым правовым ресурсом, опираясь на который можно завершить дело. Таким образом находится выход из неразрешимых правовых ситуаций.

Но, несмотря на то, что в данном случае всё решает личный мотив судьи, на что он законодательно получил свободу выбора, тем не менее, решение приобретает силу закона, которое может отменить лишь более высокая инстанция. Это, в свою очередь, лишний раз подчёркивает незавершённость, размытость правового поля, которая поддерживается специально. В связи с этим суд никогда не может быть объективным, он всегда субъективен. Вопрос объективности решений присяжных заседателей как суммы их субъективных оценок почти не рассматривается в теории Права. Всё отдано в полное владение присяжным, они по закону УПК свободны в выборе варианта решения. Интересно, чем отличается такой суд от суда времён инквизиции в Европе? Формально – ничем! Изменились лишь понятия этики, морали и нравственности, да и то благодаря повышению степени гуманизма. Суд, Право – не эволюционируют! Вот неутешительный вывод для тех, кто, так или иначе, уповает на наш суд.

Какой критерий является главным в существе судебных дел

Рассмотрим, как действует суд в условиях размытости правового поля с размытыми его границами. Зададимся вопросом, каким же образом суд находит решение при рассмотрении споров между сторонами?

Ответ: путём исследования существа дела, путём соотнесения его с принятым для рассмотрения данного дела критерием, позволяющим должным и полным образом осветить, оценить суть, и выработкой решения путём вынесения справедливого приговора и действующих за ним санкций.

Парадокс размытости правового поля, указанный выше, разрешается просто: над правовым полем всегда предполагается наличие оценочного (критериального) поля, из которого при рассмотрении каждого конкретного дела выбирается тот критерий, который подходит к нему по смыслу.

Кто выбирает этот критерий?

Конечно же, судья или судьи. Или другой человек, принимающий решение или осуществляющий выбор из нескольких вариантов и непосредственно влияющий на судью.

Какой же главный критерий подразумевается по умолчанию и используется во всей правовой системе цивилизованных государств?

Конечно, справедливость.

Чем характеризуется критерий системы? Своей максимизацией при функционировании системы за счёт управления в ней её ресурсами, использованием его в системе в качестве главной оценки и защитой его всеми способами.

Справедливость как ничто лучше подходит под определение критерия: в процессе правовых акций она, якобы, максимизируется, является самой лучшей оценкой в отношениях людей и сообществ и защищается вплоть до отказа от жизни.

Что является результатом исследования дела в суде?

Казалось бы, поиск истины.

Метод поиска истины в условиях большой размытости больше характерен для науки, чем для судебных процессов. Наука имеет свой аппарат проверки истинности тех или иных положений, теорий, гипотез. Суд, как правило, не руководствуется подобным критерием.

Что является результатом исследования уголовного дела в суде в случае, если подследственному грозит тюремное заключение?

Конечно, со стороны обвиняемого и адвоката поиск максимума свободы и минимума несвободы. В то время как часто наш суд осуществлял поиск противоположных смыслов: максимума несвободы и минимума свободы.

Извращение главного критерия и моральный аспект судебного разбирательства

Уже говорилось выше о том, что решение судебного органа полностью выносится на основе «презумпции» морали – на основе «внутреннего убеждения» судьи или судей, как явствует из нашего УПК. А «привязка» этого решения к существующей законодательной базе бывает чисто эфемерная. Парадокс размытости Права проявлен именно в этом: само Право, формально опираясь на конкретную законодательную базу государства, тем не менее, процессуально больше всего зависит от морального облика и чистоты души конкретного судьи. Такое Право кому-то покажется чуть ли не полностью фиктивным. Однако, не надо забывать, как это делают многие люди, что на самом деле морально-нравственные основы в виде правил и норм являются превалирующими в любом обществе, при любом законодательстве.

Поэтому и законность того или иного судебного решения часто выглядит карикатурно. Особенно это стало возможным при капитализме. Конечно, формулировка В.И. Ленина: «Политика есть концентрированная экономика» – хорошо иллюстрирует капиталистическую идею государственного устройства: всё покупается и продаётся, даже Право. Это лишний  раз даёт основание заявить об аморальности самой идеи капитализма, когда оказываются лишёнными своего права на жизнь многие и многие люди.

Критерием суда может служить и количество осужденных. Этот способ широко применялся в СССР при необходимости формировать трудовые лагеря бесплатной рабочей силой в связи с принятой Сталиным идеологией построения казарменного социализма. Поэтому решения выносились неправедные и несправедливые. Некоторые законы того государства предусматривали уголовное наказание с отбытием срока наказания в трудовых лагерях даже за несколько колосков, унесённых с колхозного поля для голодных детей.

В послевоенные годы эта практика сохранилась. В конце своего существования СССР имел тот же критерий как план по «посадкам».

Удивительнее всего, что, начиная с этого, 2011 года, судебная практика ориентируется на разгрузку тюрем и послабления в наказании за экономические и уголовные преступления. В несколько статей Уголовного Кодекса внесены поправки, согласно которым срок наказания может начинаться от нуля. Фактически теперь преступления по этим статьям можно квалифицировать как несостоявшиеся. Приравнивание наказания человека к нулевому сроку заключения равносильно признанию судом лжепроцесса против данного человека.

Возможности нашей судебной системы для судьи трактовать исход дела по своему усмотрения дают обильную почву для злоупотреблений, коррупции, для включения в процесс принятия решения личного мотива или давления на судью со стороны.

Противопоставление притязаний

В отличие от институционального Права свободы (права) личности всегда конкретны и не являют собой законы государства. Они, как правило, формулируются в основном законе – в Конституции – и носят уведомительный, не обязательный для исполнения, характер.

Проиллюстрировать последнее можно таким примером. Безработный гражданин может обратиться в суд с иском к государству о предоставлении ему возможности трудиться, чтобы прокормить себя и свою семью. На его требование исполнить со стороны государства его право на труд государство в лице чиновничьей власти может предложить человеку регистрацию в центре безработных с выплатой символического пособия в течение некоторого времени. После этого он оказывается выброшенным на улицу.

Безработный гражданин, не имеющий работы и заработка, оказывается изгоем, ему и его детям с точки зрения закона отказано в праве на жизнь. Хотя право на жизнь является ключевым моментом в любой Конституции.

Подобный нонсенс в правовом поле является узаконенным, чем ещё больше повышает степень размытости нашего Права. Подобные ситуации однозначно говорят о том, что идея капитализма соответствует степени цивилизованности общества лишь до некоторого предела, за которым капитализм начинает уничтожать цивилизованность.

Отказ от включение в законодательную базу прав человека выгоден тем лицам у власти, кто, так или иначе, действует от обратного – от личной выгоды, построенной на неравном праве. Права личности являются пустыми обещаниями, напоминанием того, что, якобы, право на труд, собрания, митинги, референдумы запретить государство не может, ибо они есть следствие демократической свободы человека.

Однако, оказывается, регламентировать и запрещать последнее удаётся законами, принятыми в обход Конституции. Так государство уже другим путём выходит из ряда цивилизованных.

О несоблюдении основных принципов Права РФ

«Принцип справедливости имеет особую значимость. Он в наибольшей степени выражает общесоциальную сущность права, стремление к поиску компромисса между участниками правовых связей, между личностью и обществом, гражданином и государством. Справедливость требует соответствия между действиями и их социальными последствиями. Должны быть соразмерны труд и его оплата, нанесение вреда и его возмещение, преступление и наказание. Законы отражают эту соразмерность, если отвечают  принципу  справедливости» (Принципы права)

Как мы видели выше, принцип справедливости необходимо расширить до главного критерия Права, он не должен рассматриваться только как принцип. Там же было показано, что справедливость не является объективной. Она зависит в каждом конкретном случае от мнения судьи или лица, принимающего решение. Размытость Права вообще не даёт оснований надеяться, что ситуация изменится к лучшему, ибо совершенствование морально-нравственной сферы людей идёт чрезвычайно медленно.

Принцип  равноправия закрепляет равный правовой статус всех граждан, т. е. их равные конституционные  права  и единую для всех правосубъектность (Ч. 2 ст. 19 Конституции РФ). Однако, подчинение всей государственной жизни капиталистической идеи безграничного накопления делает этот текст фиктивным, ибо устанавливает навсегда неправомерные отношения между людьми.

Принцип  законности заключается в том, что, как гласит ст. 15 Конституции РФ, «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Органы государственной власти, местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы».

К сожалению, законодателем РФ уже принято множество законов, которые фактически отменяют эту статью Конституции.

 Принцип  правосудия выражает гарантии защиты субъективных  прав  в судебном порядке. В ч. 1 ст. 46 Конституции РФ записано: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод».

Отмена защиты прав и свобод человека в условиях капиталистической идеи проиллюстрирована выше.

О введении международного Права

Международное Право, как известно, не является чем-то автоматически складывающимся из Права каждого государства. Это особое поле международных законов и норм, обязательное для исполнения каждым государством, принявшим их, и каждым человеком на Земле. Международное Право всегда выше права любого государства, ибо оно должно обеспечивать целостность человечества в отличие от права любого государства. Последнее – это лишь часть Права международного, да и то подстраиваемое под международное.

Современное международное Право испытывает на себе удары несовершенства отдельных правовых норм отдельных государств, ещё только начавших путь движения их к демократическим принципам правления, которые обеспечены нравственным подчинением всех норм в обществе на Земле.

И в начале этого их движения к демократическим принципам критерий справедливости может трактоваться по-разному: в одних странах справедливым считается сжигать священные книги своих религиозных оппонентов, а в других странах будет считаться справедливым в ответ на подобные действия отрезать головы представителям первой страны.

Однако, ещё древние философы считали справедливость не совсем обычным принципом: «В философии Древнего Востока и Древней Греции справедливость рассматривалась как внутренний принцип существования природы, как физический, космический порядок, отразившийся в социальном порядке» (Википедия. Справедливость). Космический порядок – это ни что иное, как целостность всего Космоса, всей Природы. А целостность, как известно, обеспечивается работой критерия со всеми ресурсами системы.

Качество международного Права всегда будет оцениваться по степени приближения любых принятых международных решений к вершине справедливости в отношении всех народов. Критерий справедливости, если он превалирует над всеми другими критериями, так управляет ресурсами, что автоматически собирает правовую размытость в хорошо обоснованный рациональный результат.

Главные выводы статьи

1. Итак, в статье рассмотрена проблема Права с критериальных позиций и возможность его смысловой размытости как внутри него, так и в самих его информационно размытых границах. Мы видели, что чем сложнее проблема взаимоотношений людей, тем формальная законодательная, рациональная часть их логики, их сознания и их оценок смещается из области неоднозначных и формальных, плохо обусловленных рациональных ответов, в область нравственных отношений. Таким образом, происходит возврат смыслов жизни к своим нравственным истокам, когда истина не может быть получена логикой, как бы развитой она ни была, а находится по-старинке – путём соотнесения деяний с нравственными принципами и критериями, в первую очередь, с нравственным критерием справедливости.

2. Сказанное в этой статье говорит о том, что для человека пока не видно возможности управлять сложными отношениями в обществе на основе совокупности одних лишь писанных законов рационального типа, совокупности, какой является Право. Такое управление всё равно происходит на основе неписанных правил морали, этики, нравственности людей, принимающих решение. На описанное явление можно взглянуть шире: выделение сознанием человека рационального смысла в сложных ситуациях в настоящее время невозможно без обращения в глубины сознания и души за особой информацией, дающей человеку уверенность.

К сожалению, подобная особая информация чаще всего носит религиозную окраску. И потому при строительстве международного Права его строителям необходимо постоянно преодолевать частные определения справедливости, особенно частные религиозные (Критериальные представления об объединении наций на основе религии).

При своём уповании на законы государства и Права вообще не будем забывать простой истины, которая открылась нам: в конечном итоге нами всё равно управляют мораль, этика и нравственность. А законы, официально принятые в государстве, оказываются лишь ненадёжной маской, скрывающей это. 22.04.11.


[1] УПК РФ. Статья 17. Свобода оценки доказательств.

«1. Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.

2. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы».

[2] «Право — один из видов регуляторов общественных отношений; в многотысячелетней истории юриспруденции не раз указывалось, что в вопросах о праве следует избегать универсальных определений, общепризнанного определения права не существует и в современной науке».

В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона указывалось: «Право есть совокупность правил (норм), определяющих обязательные взаимные отношения людей в обществе; это определение П. указывает лишь общие очертания его содержания, между тем вопрос о существе П., его происхождении и основах до сих пор остается одной из нерешенных в науке проблем».

 

* Коллапс экономики и культ смерти как критерии нашей жизни * Пакт глобального Мира * Смена парадигмы жизни – обязательное условие выхода человечества из мирового кризиса  * Что такое критерий

28.11.2013

© Мирошниченко Г.Г., 2013